Сауна Уфа

Интервью с Никитой Сошниковым, почему его обменяли из «Салавата Юлаева» в ЦСКА

0 54

Интервью с Никитой Сошниковым, почему его обменяли из «Салавата Юлаева» в ЦСКА

                        «У меня последние шесть-восемь игр в «Салавате» не было роли. Это больше всего добивало»
                Лучший снайпер уфимцев в прошлом сезоне Никита Сошников обменян в ЦСКА. О причинах сделки рассказал сам форвард.







    Нападающий <b>Никита Сошников</b> обменян из «Салавата Юлаева» в ЦСКА. В обратном направлении последовал защитник Михаил Науменков. В эксклюзивном интервью обозревателю «Чемпионата» 27-летний Сошников рассказал, почему сам попросил обмена из Уфы, какие отношения сохранил с тренером Томи Лямся и чего ожидает от игры за «армейский» клуб.

        <h2 id='h2-3'>«Может, Лямся меня по-другому видел, нежели я вижу сам себя»</h2>

— В прошлом году вы стали лучшим снайпером «Салавата Юлаева», а в этом сезоне ваши пути разошлись.
— Начнём с того, что мы расстались хорошо. Я со всеми попрощался, посмотрел в глаза. Это абсолютно рабочий момент. Да, случился обмен, но ничего критического в этом нет. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить болельщиков «Салавата Юлаева». С первых игр они поддерживали меня, гнали вперёд. В Уфе любят и понимают хоккей.

— Какие первые мысли после обмена?
— Я переезжал в Уфу, год нормально не играв из-за травм. Мало бы кто захотел взять игрока с такой историей, но в меня поверили. Я подошёл к Николаю Леонидовичу Цулыгину (главный тренер «Салавата Юлаева» в сезоне-2019/2020. – Прим. «Чемпионата»), поблагодарил его за доверие. Сейчас я понял, насколько человек был терпелив к коллективу и конкретно ко мне. В том сезоне происходили всякие ситуации: бывало, что сдавали нервы, случались серии из поражений, но он всегда находил подход ко мне, всегда был терпелив, никогда не срывался. Цулыгин старался решить ситуацию мирным путём. Считаю, что это можно назвать мудростью. Любой другой тренер в прошлогодней ситуации мог сорваться, накричать, посадить в запас, убрать, наказать.

— Приходилось слышать, что вы были в очень хороших отношениях с финским тренером Томи Лямся. Так ли это и поменялось ли что-то в нынешнем чемпионате?
— В прошлом сезоне мы с Томи общались довольно хорошо, было понятно его видение игры. То, куда он смотрит. Когда Лямся назначили главным тренером, то я понял, как он будет работать. Но я же не знал, какой будет состав, какие будут нюансы, кто заиграет, а кто — нет. У кого, опять же, начнутся спады, вирусы и всё остальное. Так сложились обстоятельства, что у меня с ним не получилось достичь для команды того результата, которого я хотел. Может, Томи меня по-другому видел, нежели я вижу сам себя.

— Никакого конфликта не было?
— Нет. Мы разговаривали с Томи перед игрой со СКА. Он меня позвал, мы поговорили. Никакого негативного послевкусия нет, мы спокойно поблагодарили друг друга за работу. Лямся пытался со своей стороны объяснить, что он мог лучше сделать, я со своей стороны говорил, где я мог больше помочь. Всё это осталось позади. Томи посоветовал мне забыть всё, что было, и двигаться дальше. Мы пожелали друг другу удачи.

        <h2 id='h2-6'>«Начал понимать, что меня уже немножко не туда несёт»</h2>

— В чём была основная проблема? В том, что вам не смогли подобрать центрального нападающего?
— Лямся сам сказал, что пытался найти мне центра. Он заявил, что у него были планы, как выстроить игру, но в итоге всё закончилось так, как закончилось. Теперь я игрок другой команды. С тем же Кадеем (центральный нападающий Александр Кадейкин. – Прим. «Чемпионата») у нас не получалось играть. Хотя до ковида, в принципе, мы играли неплохо. Просто я не забивал, то штанги, то какие-то полумоменты не мог выжать до конца. После болезни было физически тяжело. Думаю, что было ошибкой выходить играть сразу же после ковида. Надо было потренироваться хоть чуть-чуть, потому что кондиции были не лучшими. Я за две игры «-5» сразу хапнул.

— В прошлом году, кстати, у вас было много центров.
— Да, я играл со всеми (смеётся). Там даже была ситуация, когда у Сакари Маннинена не шла игра в начале сезона. Цулыгин посмотрел на это всё и не побоялся разбить звено легионеров. В итоге он поставил меня с Манниненом во второе звено. Тогда мы много забрасывали, приносили хороший результат. Сакари постоянно набирал очки, я забивал намного больше. Была «химия», поэтому неважно, кого ставили третьим нападающим. Если я не ошибаюсь, то его постоянно меняли.

— Согласны, что вы не игрок третьего-четвёртого звена?
— Это не мне решать, есть главный тренер. Да, я пытаюсь играть в атаке, созидать. Я люблю забивать голы и считаю, что это нормальное явление для нападающего. При этом не чураюсь силовой борьбы. Никто не может мне «напихать» за то, что я, дескать, катался по пустому льду и ничего не делал. Я не мог забить, злился, играл в тело, пытался приносить пользу команде. В последних играх у меня было больше всего силовых приёмов. Не помню, чтобы со мной в Уфе такое случалось. Начал понимать, что меня уже немножко не туда несёт. Разумеется, я не был этим особо доволен. Решил, что нужно делать какой-то шаг дальше.

        <h2 id='h2-11'>«Будь я тренером — я бы тоже не разбил финскую тройку»</h2>

— Тройка Гранлунд – Маннинен – Хартикайнен делает результат команды. Это самая результативная тройка в КХЛ в нынешнем сезоне. Не будете спорить с тем, что разбивать её нет смысла?
— Да, в этом сезоне финны играют втроём и у них есть «химия». Нет смысла разбивать эту тройку. Будь я тренером — я бы их тоже не разбил, ведь люди действительно дают результат. Когда в том году у первого звена не было результата, то логично начали принимать определённые меры.

— Вам постоянно припоминают, что у вас худший показатель полезности в уфимской команде («-10». – Прим. «Чемпионата»). Как на это реагируете?

— Если кто-то на этом зацикливается, то достаточно посмотреть, как забивались эти голы и сколько там было моей вины. Тогда, думаю, эти люди поймут, что есть два-три гола, где я действительно мог доработать в оборону. Иногда ты просто делаешь два шага на лёд, выходишь на смену и тебе забивают. В итоге ты попадаешь в такую ситуацию. Понятно, что люди обращают внимание на статистику. Но есть и те, кто объективно смотрит на хоккей и всё понимает.

Сауна Уфа

— Наверное, сказался и тот факт, что нынешний сезон в целом получается тяжёлым из-за сложной эпидемиологической обстановки?
— Сезон идёт, играть ещё много. Сейчас в моей ситуации самое главное забыть всё, что было и двигаться дальше. Теперь я игрок ЦСКА. Это сильная команда с глубоким составом, которая идёт на первом месте. Всё самое интересное только начинается, именно на этом я сконцентрирован. Думать о том, что могло быть, я не хочу.

        <h2 id='h2-14'>«За период набирается четыре-пять смен, а что толку?»</h2>

— Как появился вариант с ЦСКА и слышали ли вы, что «армейцы» уже в прошлом году хотели видеть вас в своих рядах?
— В прошлом году про ЦСКА я ничего не слышал, а этом сезоне – да. Как раз в тот момент, когда меня убрали с матча с «Куньлунем», после Магнитогорска. Как мне известно, на связь относительно меня вышел не только ЦСКА. Были и другие команды.

— Не боитесь повышенной «армейской» конкуренции за место в составе?
— Я прекрасно осознаю ситуацию и понимаю, куда я перешёл и какие задачи стоят. У всех в команде есть свои роли, все играют примерно одинаково. Здесь нет звена легионеров, которое играет 26 минут, а все остальные гораздо меньше. У меня последние шесть-восемь игр в «Салавате» не было роли. Это меня больше всего добивало. Когда ты не в игровом ритме, то можешь сыграть одну-две смены, а потом просто сесть на пять минут. В итоге ты выходишь холодный. Не чувствуешь игры, драйва. За период набирается четыре-пять смен, а что толку?

— Удалось пообщаться с главным тренером ЦСКА Игорем Никитиным?
— Сразу после обмена мы поговорили по телефону. Мы с Игорем Валерьевичем друг друга знаем. Тренер поприветствовал меня в команде, ни про какие роли мы пока не разговаривали. Никитин сказал, что нужно выгрызать себе место в составе. Все равны, ты всё доказываешь своей работой.

    <img title="Интервью с Никитой Сошниковым, почему его обменяли из &laquo;Салавата Юлаева&raquo; в ЦСКА" src="/wp-content/uploads/2020/11/345174e1061fe90ffab8d5d4355f49fb.jpg" alt="Интервью с Никитой Сошниковым, почему его обменяли из &laquo;Салавата Юлаева&raquo; в ЦСКА" />
                        <p class="content-photo__desc">Фото: Светлана Садыкова, photo.khl.ru</p>

«Система Никитина в ЦСКА меня не пугает. В НХЛ все команды играют по системе»

— Вас не пугает строгая система игры Никитина?
— Нет, не пугает. В Уфе в последнее время я тоже не особо импровизировал. В том же большинстве выходил на 25-30 секунд. В НХЛ все команды играют по системе, поэтому если ты мастеровитый игрок, то нужно находить лазейки, использовать микромомент. Эти вещи очень важны. В системе хорошо, что каждый знает своё действие. Ты знаешь, где находится твой партнёр. Время покажет, но тренер видит игру так, как он её видит. Раз команда ЦСКА идёт на первом месте, значит, система работает.

— В целом вы довольны обменом именно в ЦСКА?
— Конечно. Не представляю ни одного человека, которого бы сюда обменяли, а этот хоккеист был бы чем-то недоволен. Ты приходишь в большую команду с огромной историей. Я взволнован и очень рад новому вызову. Присутствует хорошее спортивное волнение, готов биться.

— Со многими ребятами дружите и когда планируете дебютировать за новый клуб?
— Хорошо знаю Антона Слепышева, с Артёмом Сергеевым выступали за «Салават». Да всех почти знаю. С тем же Серёгой Андроновым вместе играли за сборную России. В воскресенье уже побывал на арене. У ребят был выходной, а я покатался и покрутил велосипед. Поговорим с тренерами, после чего они решат, когда состоится мой дебют. Я готов в любой момент.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

%d такие блоггеры, как: