Сауна Уфа

«Красная» зона глазами студента-медика из Башкирии: «Нужно бороться за пациента до конца»

0 70

«Красная» зона глазами студента-медика из Башкирии: «Нужно бороться за пациента до конца»

                                     Фото: предоставлено Эмилем Низамовым                                   














                 «Красная» зона глазами студента-медика из Башкирии: «Нужно бороться за пациента до конца»                   Фото: предоставлено Эмилем Низамовым




























    <p style="text-indent: 0em">Когда началась пандемия коронавируса, уроженец Бураевского района Башкирии, Эмиль Низамов учился на четвертом курсе педиатрического факультета Башгосмедуниверситета. В рядах медиков он оказался по своей воле, так как в семье врачей не было, а было большое желание изучать вопросы восстановления человеческого организма после болезней и травм.

Эмиль с детства занимался спортом, на фоне того, что были большие нагрузки, неправильные техники, он перенес две операции. Восстанавливался после травм. Пытался контролировать работу сердца. Все это увлекло молодого человека. С девятого класса изучал организм, пытаясь его улучшить, начал интересоваться физиологией. В итоге, тяга к медицинским знаниями привела его в стены медвуза.

— Когда Вы впервые столкнулись с коронавирусом?

— Я сам переболел ковидом в прошлом году. Переболел, когда работал в обсервации, после первой своей смены. Там находились пациенты с сомнительными анализами, и здесь решался вопрос из госпитализации в «красную» зону. Я выздоровел за четыре дня. В первый день температурил, было легкое недомогание, думал, что не выспался. Когда пропали вкус и запах, подумал, что заболел. Сразу всех предупредил, что ухожу на самоизоляцию. Мои наставники — хорошие врачи — прописали лечение, оно помогло и мне, и моим родственникам. Лечился дома противовирусными препаратами, витаминами, плюс сыграл роль иммунитет. Я приверженец восточной медицины – это тоже сыграло роль, то есть свое тело всегда держал в тонусе: ЗОЖ, тренировки, правильное питание. Выработались антитела. Тогда принял решение пойти работать в реанимацию «красной» зоны городской больницы №8, расположенной в Черниковке. 1 января этого года приступил к своим обязанностям. Родные отпустили меня, как на войну.

— Почему именно «красная» зона 8-й больницы? Что входило в Ваши обязанности?

— Туда пошел потому, что только там была на тот момент свободная вакансия. В больницу требовались сотрудники в реанимацию. Одному медбрату поручалась одна палата, в основном, там было четыре-пять пациентов. Больные все тяжелые, кто-то без сознания. Мы должны были следить за их состоянием, за показателями приборов. Если видели ухудшения, сразу сообщали лечащим врачам – они приходили, осматривали больных, делали назначения, а мы все эти процедуры проводили.

Организму к СИЗам приходилось какое-то время адаптироваться: страдала дыхательная система, были одышки, усталость, у многих наблюдался набор лишнего веса из-за стресса, который заедался. После смены мы ели и спали. Да, вроде сначала кажется, что ты после СИЗа худеешь из-за потери воды, но в долгосрочной перспективе набираешь. Мы с моими друзьями работали сутки через двое-трое – более щадящий график, было время на восстановление.

— Из опыта работы, сложился ли у Вас среднестатистический портрет пациента?

— Это зависит и от самой больницы, ее расположения. В 8-й больнице в реанимации, в основном, находились мужчины – около 70%, в возрасте 50+, с сопутствующими заболеваниями. Там, где я работал, это были пациенты с ВИЧ и гепатитами, у некоторых — сахарный диабет. Если брать опыт моих знакомых, работавших в зубовском ковид-госпитале, здесь контингент другой. Из осложнений у них встречались сахарный диабет, хронические заболевания легких и сердца.

— Были ли какие-то сложности во время работы в «красной» зоне?

— Самое сложное для меня было то, что иногда в реанимацию попадали молодые парни и девушки, которые, к сожалению, умирали. Мы видели, что они только начинают свой путь, что они такого же возраста, как и мы, но они погибали. Реанимацию проводили очень долго. Стараешься работать на результат, чтобы сохранить жизнь на данном этапе, вести ситуацию в лучшую сторону, но, к сожалению, это не всегда получалось. Но если есть возможность, нужно бороться за пациента до конца, будь ты врач, медсестра или медбрат.

Нас, конечно, учат не пропускать через себя смертельные случаи. Но все мы люди, относимся друг к другу по-человечески.

Сауна Уфа

Летальные случаи старался не запоминать, но их было достаточно много.

— Были ли в Вашей практике ситуации, когда, казалось бы, обреченный пациент выкарабкался?

— Был такой случай. У нас лежала 67-летняя женщина с 82 процентами поражениями легких. Выхаживали ее месяц. Состояние было плохое, но по ней было видно, что хочет жить, что борется. Пациентка была в сознании, постоянно что-то спрашивала, мы ее всегда подбадривали, делали вибромассаж на грудную клетку, чтобы легкие быстрее восстанавливались. Старания врачей, медперсонала и самой пациентки сделали свое дело – женщина поправилась, выписалась. Позже она всех нас нашла и высказала слова благодарности. Знаю, что женщина прошла курс реабилитации, с ней все хорошо.

— Ваш путь в профессию, можно сказать, только начался. Ситуация с пандемией, работа в тяжелой «красной» зоне не отбили желание стать врачом?

— Наоборот, только укрепили. Раньше была только теория, а практика была не с реальными больными, не в режиме «24 часа в сутки». Все студенты пытались понять суть заболевания, методику лечения. Мы понимали моменты, где что-то недопоняли, потом корректировали – мы изучали, укрепляли знания. А когда все получается, появляется еще больший интерес.

— Как Вы оказались в больнице №13?

— В 8-й больнице я доработал до ее закрытия как ковид-госпиталя. Потом мне предлагали там место в обычной реанимации, но впереди были экзамены, решил сосредоточиться на них. Сейчас я сессию закрыл. Услышал, что в 13-й больнице открывается ковид-госпиталь, мне предложили место – я пошел. Тут я работаю в терапевтическом отделении, реанимация — это одна палата (в 8-й было пять палат). Нагрузка, вроде бы, меньше, но по количеству пациентов больше. В 13-й больнице на весь этаж, на один пост приходится более 30 больных. Здесь ковид-госпиталь работает почти две недели, процент выписок становится большой.

В реанимации есть тяжелые случаи, но в связи со спецификой отделения, сейчас их меньше. Если смотреть ситуацию в целом по медучреждениям, то она примерно такая же, какой была во вторую волну.

— Сейчас в стране, в том числе в Башкирии, идет вакцинация граждан. Каково Ваше отношение к прививке от коронавируса?

— Я за вакцинацию. Опыт прошлых лет, опыт вакцин от инфекционных заболеваний показал, что вакцинация вещь необходимая.

— Какие у Вас планы на будущее, когда окончите вуз?

— Планирую заняться онкологией. Занимаюсь наукой, и мои работы в 50 процентах связаны с этим разделом медицины. Онкология меня заинтересовала своей сложностью, тем, что нужно в ней разбираться. Это похоже на решение задач, ситуаций, когда нужно понимать, какие препараты лучше прописать, какую методику лечения выбирать. В этом направлении очень много неизведанного.

— Большое спасибо за интересную беседу.

 

Ксения Калинина

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

%d такие блоггеры, как: