Сауна Уфа

Алексей Семенов –  о завершении карьеры, тренерской работе, Моргенштерне и Цулыгине

0 32

Алексей Семенов –  о завершении карьеры, тренерской работе, Моргенштерне и Цулыгине

Большое интервью с бывшим защитником «Салавата Юлаева», который в новом сезоне начнет тренерскую карьеру.

Алексей Семенов – один из самых знаменитых российских защитников. Он начинал карьеру в 90-х, выступал в одной команде с легендарными звездами НХЛ. В интервью вы узнаете:

  • Почему Семенов завершил карьеру, и как он принял такое решение;
  • О драках в НХЛ и совместной выпивке после них в баре;
  • Как Семенов готовил Мухамадуллина по конспектам Криса Пронгера;
  • Могут ли пить спортсмены, и почему в России алкоголь воспринимают максимально негативно;
  • О сильных качествах Цулыгина и его большом тренерском потенциале;
  • И о Моргенштерне, которого слушают дети.
  • Алексей Семенов –  о завершении карьеры, тренерской работе, Моргенштерне и Цулыгине

    Алексей Семенов / фото: Сергей Словохотов

    «СВОИ ПЛАНЫ В ХОККЕЕ РЕАЛИЗОВАЛ, И УДОВОЛЬСТВИЯ ОТ НЕГО Я ПОЛУЧИЛ ВДОВОЛЬ, ОСВОБОЖДАЮ МЕСТО МОЛОДЫМ»

    – Алексей, мы созвонились в обед и вы сказали, что весь день расписан: хоккей, футбол и много дел. Расскажите, как проходит ваш день?

    – Футбол и хоккей были не у меня. Это называется «возвращение блудного папы». Отец вернулся, и сразу по делам с детьми. Не хочу больше упускать возможность быть с ними, наблюдать за их развитием и многому у них учиться. С маленьким погулять, побыть с ним на тренировке в бассейне, у старшего — хоккей. У среднего сына футбол. Плюс они погружают меня в свои интересы. Поэтому я сейчас активно погружен в семейные дела. 

    – А вы даете себе физические нагрузки после окончания сезона?

    – Я хожу в зал четыре раза в неделю. Обязательно поддерживаю форму. Взял себе после сезона две с половиной недели выходных. 

    – Вам не хотелось отдохнуть? Вы столько лет в профессиональном спорте, можно уже и на диване полежать…  

    – Те, кто хотят лежать на диванчике, давно на нем уже. Я привык к своему образу жизни. Я люблю спорт и быть активным, это неотделимая часть моей жизни.  Ментально я поменял сейчас взгляд на хоккей, так как перевернул страницу жизни и начал новую. Теперь я тренер. Уже другие обязанности, другая подготовка. Но в плане работы с телом, я всегда буду ходить в зал и заниматься спортом, мне это нравится. Не планирую  останавливаться. 

    – Все знают, что вы каждое лето проходили собственные сборы перед началом сезона. В этом году что-то подобное себе устроите?

    – Понятно, что при подготовке к сезону у тебя свой интенсивный график, специальное питание, колоссальные нагрузки. Я всегда ответственно подходил к этому периоду и максимально себя нагружал, тщательно готовился к предсезонке. Думаю, что сейчас не так интенсивно буду поддерживать форму, немного другой образ жизни и цели, но в плане поддержки физической формы дисциплина, думаю, у меня останется навсегда. Продолжу заниматься в зале, люблю бокс, понравилось джиу-джитсу. 

    – То есть, можем вас ждать в ММА?

    – Нет-нет, в ММА меня не ждите (смеется). Просто был в Америке, пробовал заниматься джиу-джитсу и дети у меня там занимались , очень достойный спорт с интересной философией и энергетикой. Все это чисто для себя, ничего особенного.

    – Вы завершили карьеру. Насколько это решение для вас было сложным?

    – Честно сказать, оно было несложным. Я был готов, шел к этому последние два года и был востребован последние годы, то есть ушел запланировано и тогда, когда решил. Три года я отыграл в Уфе, и это давалось мне тяжело, мы все очень близки друг с другом в семье и нам было не просто по отдельности. Это было не правильно.  Папа по скайпу и муж на фейстайме. Все эти перелеты, постоянные разъезды…. За этот чемпионат 45 раз летал, это только домой, не считая вылетов с командой. После сезона понял, что тяжеловато даются перелеты третий год без семьи. Все эти факторы начинали накапливаться. 

    – В какой момент приняли решение о завершении карьеры? 

    – Не по ходу сезона. В концовке чемпионата с супругой переговорил и сказал, что буду заканчивать, а если буду играть в хоккей или тренировать, то только в Москве.

    – Что ответила жена?

    – Она никогда не высказывалась по поводу решения играть в той или иной команде. Играть или не играть. Всегда давала мне возможность развиваться. Но «капитана  дальнего плавания» больше никто не хотел. Все эти приезды домой на один-два дня – ничто. Понимаю, что время уже не вернуть, но пытаюсь сейчас по максимуму быть с детьми. И не упустить ни одной их улыбки, впитываю все моменты, вожу в школу, на тренировки, гуляю. Отдаю себя семье. Получаю колоссальное удовольствие. 

    Сауна Уфа

    – Кайфуете от того, что наконец-то с семьей, в домашней обстановке?

    – Конечно. Хоккей хоккеем, но семья всегда в приоритете. Все, что ни делается – все к лучшему.

    – Не было желания играть по возрасту, как Ягр?

    – С удовольствием поиграл бы еще, но хоккей, в отличие от меня, становится намного быстрее. Молодые ребята намного резче, но я пытался не уступать им. Приоритетом для меня была Москва. Поговорил на эту тему с агентом, и поступило предложение от «Спартака». Долго не думал. Нужно было начинать все заново.

    – Насколько сильно изменился хоккей по скорости?

    – Намного быстрее стал. Изменилась даже мощность. Посмотрите на игры 90-х и нулевых годов. И на те, которые проходят сейчас. Считаю, хоккей сильно изменился и только в лучшую сторону. Он стал более зрелищным и с большим количеством голов. Для фанатов это большой плюс. Да и сами игроки стали себя готовить лучше, чем в те годы. Например, в позапрошлом сезоне я ездил в Нью-Йорк тренироваться и уже в июне там было человек тридцать из НХЛ. Хоккеисты в первом месяце лета уже тренировались на льду и готовили себя к предсезонке и к тому, чтобы выйти на лед в сентябре. 

    Алексей Семенов –  о завершении карьеры, тренерской работе, Моргенштерне и Цулыгине

    Алексей Семенов и Олег Евенко / фото: Сергей Словохотов

    «В НХЛ У НАС БЫЛИ ДРАКИ, А ПОТОМ СОБИРАЛИСЬ С ХОККЕИСТАМИ, С КОТОРЫМИ НЕДАВНО ДРАЛИСЬ В БАРЕ, УЖИНАЛИ, ПРОПУСКАЛИ ПО БУТЫЛКЕ ПИВА»

    – Говорят, что вы уже скоро войдете в тренерский штаб «Спартака». Расскажите, сколько у вас вариантов для начала тренерской карьеры?

    – Других вариантов у меня нет. Думаю, что с предложением «Спартака» мне повезло. Очень рад, что мной заинтересованы. Это клуб с большим именем. Если все получится, то это будет очень хорошим началом для меня.

    – Кто стал инициатором? Расскажите о переговорах с клубом.

    – Позвонил спортивный директор. Переговорили с Романом Беляевым. Потом про меня спросили у главного тренера Бориса Миронова. Все оказались за. Обсуждаем рабочие моменты.

    – А в Уфе с вами попрощались?

    – Попрощались как после обычного сезона. Я же не знал, что буду тренером. Сказали спасибо за сезон, попрощались с ребятами по команде. Я не афишировал своего желания заканчивать. Ничего особенного не было. 

    – Главный тренер позвонил?

    – Разговаривал с тренером, с помощниками тет-а-тет. Пообщались, обсудили все нюансы, проблемы по ходу сезона и детали, которые лучше всего получались. Спрашивали, в чем можно добавить, о сильных и слабых сторонах команды. Это обычное дело. Тренеры вызывают игроков после сезона и общаются. Разговорчик на полчасика. 

    – Как и когда поняли, что готовы начать тренерскую карьеру?

    – Когда я приехал в Москву, не было мысли, что буду тренером. По приезде позвонил агенту, спросил у него, что и как, а он ответил, что будем думать. Пока я отдыхал и кайфовал с семьей, поступило это предложение. Было все спонтанно. Не готовил себя к смене карьеры на тренерскую. Изначально думал, что будут звать  поиграть. 

    – Вам не грустно от того, что будете теперь на лавке, а не на льду?

    – Нет. Я очень давно в хоккее. Рано или поздно это нужно было сделать. Получилось так, что меня пригласил «Спартак», и я решил перевернуть страничку. Думаю, что все правильно сделал. 

    – Теперь вы, скорее всего, будете тренировать Олега Евенко. Как найдете общий язык?

    – Как тренер с игроком. Не вижу разницы с другими игроками, а что такого у нас с Евенко, что я не могу с ним найти общий язык? 

    – Не так давно у вас с ним была драка…

    – Мы профессионалы, которые делали свою работу. Он пытался в том моменте завести команду, я отстаивал свою. У нас был поединок. Ничего сверхъестественного в этом не вижу. Обычная работа двух больших ребят, защитников. Тут никаких проблем нет. 

    – То есть никакого конфликта нет?

    – Ничего такого. Когда я играл в НХЛ, там тоже были потасовки и драки, а потом мы встречались в баре, ужинали или пропускали по бутылке пива. Никто ни на кого не обижается. Это же хоккей. Мы просто выполняли работу, которая нам нравится и за которую нам платят деньги, и все.

    ОБ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ РАБОТЕ С МУХАМАДУЛЛИНЫМ: «СО МНОЙ ТАК ЖЕ РАБОТАЛИ, ПОДЪЕЗЖАЛ КРИС ПРОНГЕР»

    – Вы много помогали молодым хоккеистам в «Салавате». Расскажите о том, как проходит эта помощь? 

    – Я замечаю какие-то нюансы по игре  или что человек где-то недорабатывает, по катанию проигрывает, клюшку неправильно держит. Мы остаемся после тренировки и я ему объясняю, показываю, как надо делать, как не надо делать, начинаем отрабатывать детали. Так мы работали с Родионом Амировым, Шакиром Мухамадуллиным и другими ребятами. Это нормальное дело. Парням нужно наглядно показать детали, обучить их. Чем быстрее они что-то поймут, тем легче им будет дальше в карьере. 

    – Вы сами подъезжаете после тренировки или кто-то из хоккеистов подходит и просит что-то показать?

    – Иногда они спрашивают, а бывает, я подъезжаю. Но больше сам подходил и объяснял. Шакиру, например, говорил, как лучше обороняться, выходить из-под давления, сделать лучше бросок. Такие моменты мы отрабатывали чуть ли не каждый день. Когда я был в Америке, то со мной так же работали. Ко мне подъезжал Крис Пронгер, мы с ним играли в «Эдмонтоне». Он показывал, как против быстрых нападающих действовать, потому что был такого же роста. Объяснял, как лучше поставить корпус или вытянуть клюшку. Все это я перенял от ведущих игроков НХЛ. 

    – Вас удивил прогресс Мухамадуллина в этом сезоне?

    – Нет, он мог бы и лучше сыграть. У него большое будущее. Он человек очень хороший и прекрасный хоккеист. Шакир еще покажет, на что способен. 

    – Что отличает молодого и талантливого хоккеиста в таком возрасте?

    – Сейчас не смотрят на что-то одно. Нужен полный пакет всех навыков. Но главное, чтобы было катание. Сейчас очень быстрый хоккей, игрок должен уметь кататься. Все зависит от этого. Над руками ты еще можешь поработать, а вот с катанием намного труднее. Чем старше ты становишься, тем тяжелее тебе его корректировать. Понятно, что игровое мышление тоже очень важно, руки, бросок. Много таких нюансов, на которые смотрят тренеры и генеральные менеджеры. 

    Алексей Семенов –  о завершении карьеры, тренерской работе, Моргенштерне и Цулыгине

    Алексей Семенов / фото: Сергей Словохотов

    ОБ ОБЩЕНИИ ТРЕНЕРА И ХОККЕИСТА: «ЗАШЕЛ В РЕСТОРАН ПОСЛЕ МАТЧА И ОТПРАВИЛ ЕМУ БУТЫЛКУ ВИНА»

    – Каким должен быть современный тренер?

    – Я думаю, что современный тренер должен каждый день учиться. Не должно быть зацикленности на чем-то. Хоккей развивается, и тренер должен прогрессировать вместе с ним. НХЛ – лучшая лига в мире, там специалисты каждый год становятся лучше, что-то новое берут друг у друга. Он должен не орать, а быть требовательным. А самое главное, что ему нужно сделать – построить дисциплину в команде. Если есть дисциплина, то будет и команда. Конечно, должна быть своя система, в которую верит сам и все его игроки, доказав, что она работает. 

    – Интересен подход тренера. В Северной Америке тренер может быть жестким и требовательным на льду, а потом пойти в ресторан и попить пива с игроками. Должно быть какое-то разграничение между хоккеистом и тренером, четко установленные рамки?

    – Когда ты находишься на ледовой площадке, на своем рабочем месте, то должен заниматься только своей работой. Вне хоккея, в том же ресторане, я думаю, тренер может более лояльно относиться ко всему. В НХЛ мы выкладывались на сто процентов в каждой встрече, а после игры у нас всех были дружеские отношения. Зашел в ресторан после матча, увидел тренера, поздоровался с ним и отправил ему бутылку вина. Он может так же сделать. Или вы сидите с ребятами в баре и к вам подходит тренер и чем-то угощает, а вы его. Это нормальное явление, приемлемый вид общения. Считаю, что такая американская манера правильная, и я ее приветствую. Но нужно понимать, что не  каждому она подходит, не все знают, что такое  пиетет. На тренировке, тебя ничего не должно отвлекать, нужно выполнять свою работу на сто процентов. Ты — профессионал.

    – На ваш взгляд, почему в России, когда люди видят спортсмена с кружкой пива, то они сразу проявляют негатив? Есть ощущение, что у нас в стране не развита культура правильного отношения к алкоголю?

    – У нас просто отношение такое. Не знаю, как правильно объяснить. Хоккеист такой же человек. Любой рабочий, если ему захотелось выпить кружку пива, идет в бар или ресторан. Понятно, что хоккеист – медийная личность. К нему больше внимания, с него солидный спрос. Другое дело, если человек сидит вообще никакой, пьяный и даже лыко не вяжет. Тогда к нему могут быть претензии. Но если спортсмен сидит с семьей или с другом, выпил одну-две бутылки пива или бокал вина, то я не считаю, что это криминал. Каждый отдыхает и расслабляется, как может. Кто-то пьет, кто-то нет. Сколько людей – столько и мнений. Лично я не вижу в этом  проблемы 

    – У каких тренеров вы возьмете навыки для своей работы?

    – Хм… (задумался). Честно сказать, их так много было. Не знаю даже, с кого начать. Мне кажется, я у каждого тренера что-то точно могу перенять. Я не буду называть имен. Тренеров у меня было очень много. Повезло с ними, они все ко мне хорошо относились. Перенять могу многое и что-то привнести. Постараюсь передать все это ребятам здесь, в «Спартаке». 

    – Что возьмете у Цулыгина?  

    – У Николая много хороших качеств. Если их перечислять, то это займет очень много времени. Я бы многое перенял у Цулыгина. Он будет очень хорошим главным тренером в будущем. У него оно большое. Это сильный специалист. 

    – Что возьмете у Ламсы?

    – У каждого тренера, с которым я работал, есть достойные качества. У Ламсы один из сильных моментов — это хорошая система. Понятно, что я как помощник главного тренера никакой системы не введу в «Спартак». Но буду помогать и поддерживать  стратегию Бориса Миронова и всех остальных тренеров. Делать свою работу, выкладываться на сто процентов в новой роли. Если попросят совет, то я с удовольствием подскажу. Буду сам учиться у них. Многих специалистов в «Спартаке» я уже знаю, все с опытом. С удовольствием поучусь у ребят.  

    – Вы привозили в Уфу специальные тренажеры для игроков. Будете их внедрять в тренировочный процесс?

    – Эти тренажеры больше подходят для индивидуальной подготовки. Тот, который я привозил из Америки, в итоге купил Антон Бурдасов. Это его личный тренажер. Многие на нем работали. Тренажер создал мой хороший знакомый, я ему помогал в разработке. Приспобление реально крутое. Сделано качественно. Можно многого добиться, если каждый день или через день заниматься на нем. У него восемь-девять скоростей. Пользоваться им могут ребята от шести лет и профессионалы. Есть видео, где игроки НХЛ на них занимаются. Они стоят во многих клубах. 

    Алексей Семенов –  о завершении карьеры, тренерской работе, Моргенштерне и Цулыгине

    Радий Хабиров и Алексей Семенов / фото: Сергей Словохотов

    «РЕГУЛЯРНЫЙ ЧЕМПИОНАТ НУЖЕН ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ НАБИВАТЬ ШИШКИ И ГОТОВИТЬСЯ К ПЛЕЙ-ОФФ»

    – Вы отыграли три года в «Салавате». Объясните, в чем главный секрет успеха этой команды в предыдущих двух сезонах?

    – У нас были два хороших звена, которые могли забить. И два звена, чтобы обороняться. Была хорошая система, исполнители и, наверное, самое главное, дисциплина. 

    – То есть, можно сказать о большой менеджерской удаче по комплектации состава?

    – Да, правильно. У нас еще был шикарный вратарь Юха Метсола. В первые два года у нас был очень сильный состав. На третий год он тоже был хорош, но из-за пандемии что-то у нас не получилось. Понятно, что все находились в равных условиях. Мне кажется, если бы ситуация была немного другая, то мы бы дошли до финала.

    – У вас была богатая карьера. Атмосфера в «Салавате» останется на всю жизнь?

    – Да, конечно. Это был шикарный коллектив. Можете спросить об этом кого угодно, позвонить, например, Грише Панину. Каждый скажет то же самое.

    – Возьмем ваш первый сезон в Уфе. Неудачная регулярка, но успешный плей-офф. Можно сказать, что в регулярном чемпионате команда готовилась к Кубку Гагарина и набивала шишки?

    – А для чего еще нужна регулярка, если не набивать шишки и не готовиться к плей-офф? Выиграть регулярный чемпионат – не главная цель. Главная – завоевать Кубок Гагарина. Очень глупо ставить задачу на победу в регулярке. Да, если повезет, то ты выиграешь чемпионат и это пойдет бонусом. Но я не считаю, что это должно быть главной целью у команды. 

    – Можно ли сказать, что в минувшем сезоне неправильно была поставлена задача на регулярный чемпионат, что и подкосило «Салават» в плей-офф? Много сил было потрачено на эту регулярку, в самой ее концовке у вас было девять побед подряд.

    – Я думаю, что перед плей-офф было правильно набрать нужный оборот. Такие победы нужны. Это дало нам уверенности, что мы можем победить любого. Наигрывали определенные моменты в то время. Так что я не считаю, что серия побед была проблемой. 

    – Вы сказали про пандемию, а какие еще факторы помешали «Салавату» удачно выступить в плей-офф? Сезон получился провальным. 

    – Это нужно глубоко копать и разбираться. Я считаю, что это не мое дело, чтобы смотреть назад и говорить, кто и что сделал не так. С этим разберется руководство, главный тренер, и они найдут все упущения, ошибки, а на следующий сезон у них все будет нормально. 

    – Это внутренняя кухня, которой вы не очень хотите касаться?

    – Да, не люблю копаться в прошлом. 

    – Вам не кажется, что тот бронзовый и успешный «Салават» потихоньку разрушается? 

    – Опять же скажу, что это не мое дело, не хочу говорить об этой кухне. Да, какие-то игроки ушли, состав меняется, но костяк оставался тот же. Здесь тонкие моменты: один сезон этой командой можно хорошо выступить, а в следующем уже провалиться. Очень много факторов и нюансов. Это не мое дело, чтобы разбираться. Я, как игрок, выполнял свою работу, а тренеры и руководство – свою. 

    – Насколько вам тяжело было смотреть на то, как команда проигрывала «Ак Барсу» со счетом 0:4? 

    – Всегда  тяжело смотреть на проигрыш. Это даже не обсуждается. Мы довольно неплохо сыграли с ними в регулярке, но в плей-офф уже была другая игра. Тяжело было смотреть, хотелось помочь. Но, как я уже говорил, это все нужно проанализировать. 

    Алексей Семенов –  о завершении карьеры, тренерской работе, Моргенштерне и Цулыгине

    Алексей Семенов / фото: Сергей Словохотов

    «ЦУЛЫГИН ВСЕГДА ЗНАЛ, В КАКОЙ ХОККЕЙ МЫ БУДЕМ ИГРАТЬ, ГНУЛ СВОЮ ЛИНИЮ»

    – Давайте поговорим о Николае Цулыгине. Молодой специалист, первый сезон руководит командой. Тот чемпионат получился волнообразным, но успешным. По ходу сезона Цулыгина многие отправляли в отставку. Команда верила в трудные минуты в тренера?

    – Когда приходит новоиспеченный специалист, то возникает очень много вопросов, разговоров по поводу этого. Помощник главного тренера (Эркки Вестерлунда – прим. ред.) становится на его место. Пришел человек, который знает всю внутреннюю кухню. Он никого не слушает, до последнего гнет свою линию, даже в трудные минуты. Вы все видели результат, какие могут быть вопросы? Цулыгин – это тренер, который всегда знал, что хочет от команды, в какой хоккей мы будем играть. Он всегда гнул свою линию, и это большой плюс. 

    – Говорят, что при Цулыгине у игроков было много времени готовиться самим. Это плюс или минус для тренера? 

    – Вообще хоккеист сам должен готовиться. Есть тренировочный процесс, на который ты ходишь и отрабатываешь. Его тебе дает главный тренер вместе со специалистом по физподготовке. Ты за два-три часа его выполняешь, а уже после него начинаешь дорабатывать сам. Свои личные сильные и слабые стороны. Делаешь какие-то упражнения, которые пригодятся тебе в будущем. Бросок, катание, пас, то, что нужно оттачивать. Такие индивидуальные тренировки обязательны. Игрок должен готовиться с командой и вне ее. Я наоборот это только приветствую. 

    – Жарков рассказывал, как пятеркой отдельно садились с планшетами и разбирали разные игровые моменты. Это нормально для хоккеистов?

    – А как без этого? Вот вы пришли в команду после отпуска, вас поставили в пятерку, у вас начинается какая-то химия. Если что-то не получается, то вы берете нарезки своих смен, садитесь втроем, впятером и обсуждаете, как будете в определенный момент играть. Тренер ставит вас вместе, он видит вас в этом звене, думает, что вы будете прогрессировать. Понятно, что специалист в любой момент подойдет и скажет, что давайте тут что-то менять. Но я считаю, что большую роль играет то, как вы собираетесь, по-дружески выясняете отношения. Это нормальное явление.

    – С какими мыслями покидаете «Салават»? Можете подвести итоговую черту за эти три года?

    – Я кайфанул от города и болельщиков. Таких фанатов еще надо поискать. Шикарные болельщики, которые на каждую игру приходят, болеют и поддерживают команду. Они молодцы, сумасшедшие, в хорошем плане. Спасибо им огромное. Хороший город, дружелюбный. За три года только положительные эмоции. 

    – Вы сказали про город, насколько он изменился по сравнению с 2006 годом?

    – Конечно, изменился. В 2006 я был тут недолго, около двух месяцев, но могу сказать, что город очень сильно изменился. 

    – В 2006 году ваш уход называли побегом, и многие затаили обиду. Сейчас вы завершили карьеру в «Салавате». Можно сказать, что вернули должок Уфе?

    – Да, можно так сказать. Много раз такое случалось, что где-то начинал играть, потом уходил, но возвращался в команду. Так было со СКА, с «Витязем». В Уфе тоже играл и потом вернулся сюда на три года. 

    Алексей Семенов –  о завершении карьеры, тренерской работе, Моргенштерне и Цулыгине

    Алексей Семенов / фото: Сергей Словохотов

    «КАК Я МОГУ ЗАПРЕТИТЬ СВОЕМУ РЕБЕНКУ СЛУШАТЬ ТО, ЧТО ОН ХОЧЕТ?» 

    – Сейчас многие говорят, что хоккеисты получают незаслуженно большие деньги. Ваше мнение по этому поводу?

    – Я не сторонник обсуждать тему зарплат. Если клуб готов платить такие деньги, то пусть заплатит. Почему нет? Это же не игрок бегает и клянчит деньги. Если команда готова заплатить человеку определенную сумму, то она это сделает. Хоккеист должен выходить и отрабатывать эти деньги. Понятно, что многих критикуют, мол, он не дорабатывает, но если клуб платит, то я не вижу в этом ничего такого. Посмотрите на футболистов. Все ругают хоккеистов, что они много получают, но взгляните на футбол. Там еще больше получают. И что теперь? На футболистов перекинемся? Каждый клуб хочет игрока с определенным уровнем и потенциалом и тратит на это  деньги.

    – Мы с вами разговаривали на тему детей. Какой вы отец? 

    – Я довольно строгий, но в рамках. Могу  сказать, что на детей я не кричу. С ними можно договорится, меня этому научила жена, она у меня мудрая. Но вообще у меня просто отличные дети, с ними нет глобальных проблем, так что я везучий отец. Конечно, даю поблажки, я адекватный отец, понимающий и любящий. 

    – То есть не будете запрещать слушать Моргенштерна и переживать по этому поводу?

    – Во-первых, у моих детей сформировался хороший вкус. И на музыку в том числе. Не буду запрещать слушать Моргенштерна, если это их выбор. Я даю свободу выбора, которая должна быть у каждого. Человек сам выбирает, что слушать, во что играть: футбол или хоккей. Я всегда предоставляю право выбора и, если детям это нравится, то пусть играют, кайфуют. Самое главное, чтобы ребенок получал удовольствие и пользу от этого. Если этого у него на тренировках нет, то, значит, не его занятие. Я не считаю, что нужно давить на ребенка или заставлять заниматься. У детей должно быть детство. Как я могу ребенку  запретить что-то слушать? Сам слушаю разную музыку, я меломан. Кто мне может что-то запретить? И у ребенка такая же ситуация. Если он слушает хип-хоп или танцевальную музыку, то пусть слушает. Да нет проблем, это его выбор, если ему нравится. Почему я должен что-то запрещать? Конечно, могу спросить: зачем и почему ты это слушаешь? Просто поговорить, узнать его мнение. Но говорить ему категорически нет – не буду. Детям тоже нужно предоставлять свободу выбора. 

    – Ваши дети учились в американской школе. Какой у вас взгляд на российское образование?

    – Считаю, что российское образование очень сильное. Дети учились в американской школе, потому что родились в Северной Америке и там начали ходить в образовательное учреждение. К российскому образованию очень хорошо отношусь. Мои старшие так же окончили московскую музыкальную школу по классу фортепиано. Отличное образование, еще оба учатся играть на гитаре уже самостоятельно.

    ДОСЬЕ «ГорОбзор.Ру»

    Алексей СЕМЁНОВ

    Дата рождения: 10 апреля 1981 года

    Место рождения: Мурманск (Россия)

    Карьера игрока: «Крылья Советов» (Москва) – 1997/98; СКА (Санкт-Петербург) – 1998/99; «Садбери» (Канада) – 1999/2000; «Гамильтон» (Канада) – 2000 — 2002; «Эдмонтон» (Канада) – 2002 — 2004; СКА (Санкт-Петербург) – 2004/05; «Эдмонтон» (Канада) – 2005/06, «Флорида» (США) – 2005 — 2007; «Салават Юлаев» (Уфа) – 2006/07, «Сан-Хосе» (США» – 2007 — 2009, «Динамо» (Москва) – 2009/10, СКА (Санкт-Петербург) – 2010 — 2014, «Витязь» (Подольск) – 2014/15, «Сочи» – 2015/16, «Витязь» (Подольск) – 2016 — 2018, «Салават Юлаев» (Уфа) – 2018 — 2021 — конец карьеры.

    Источник

    Оставьте ответ

    Ваш электронный адрес не будет опубликован.

    %d такие блоггеры, как: